Опыт посещения дневного стационара детского психоневрологического диспансерного отделения
Развитие ребёнка

Опыт посещения дневного стационара детского психоневрологического диспансерного отделения

Посещение с ребёнком дневного стационара детского психоневрологического диспансерного отделения (ПНДО) является прекрасной возможностью для родителей бесплатно развивать своего ребёнка, у которого имеется задержка речевого развития. С ребёнком в течение трёх месяцев 2—3 раза в неделю по часу занимаются опытные педагоги: психолог, логопед, воспитатель. Родителям остаётся лишь своевременно приводить своё дитя и наблюдать положительные результаты от занятий. Но это в теории… А как же обстоят дела в действительности?

О существовании дневного стационара в ПНДО города Санкт-Петербурга я узнала случайно на приёме у детского психиатра, куда нас отправила после заседания Территориальная психолого-медико-педагогическая комиссия. Кстати, на эту комиссию мы тоже попали случайно, когда решили отдать ребёнка в детский сад с логопедическим уклоном. Об этом я подробно писала в своей недавней статье.

Участковый психиатр посоветовала не терять зря времени, ожидая очереди в детский сад, и поводить ребёнка в дневной стационар, где квалифицированные педагоги разговорят моего сына. Чтобы попасть в дневной стационар необходимо только направление участкового психиатра.

В течение полутора месяцев я исправно звонила в регистратуру ПНДО и уточняла дату заседания Комиссии по комплектованию групп в дневной стационар. На комиссию можно было приходить без ребёнка.

В назначенный день заведующая ПНДО включила нас в группу на ближайшие 3 месяца. Затем я пошла в дневной стационар, который находится в этом же здании. С улицы в него можно попасть через отдельный вход.

Дневной стационар представляет собой просторное помещение, оборудованное в духе детского сада. С первого взгляда мне очень понравилось убранство. В комнате было всё необходимое для развития ребёнка: игрушки, мягкий лабиринт, развивающие пособия, детский стол и стулья для проведения занятий.

Я, как и другие мамочки, заполнила анкету на ребёнка и выбрала удобное для нас время посещения занятий. В отдельном кабинете я пообщалась с логопедом и, получив от неё необходимые инструкции о подготовке к занятиям, воодушевлённая, отправилась домой готовиться к важному для нас с сыном периоду.


Лабиринт

Накануне первого дня занятий мой сын заболел, и мы пропустили две недели, то есть 7 занятий. Ещё тогда в голове промелькнула мысль, что организм ребёнка будто сопротивляется походу в образовательное учреждение. Пропускать стационар без уважительной причины нельзя. Получив, наконец, от педиатра поликлиники заветную справку о том, что ребёнок может посещать детские учреждения, мы с нетерпением стали ждать следующего занятия.

Наши занятия проходили трижды в неделю: день — с психологом в течение часа, день — с воспитателем в течение часа и день — с логопедом в течение получаса. Обязательным условием посещения дневного стационара, которое выдвигали его сотрудники, было отсутствие родителей во время занятий. Родители должны ожидать окончания занятий в холле, оборудованном шкафчиками для одежды.

Первое наше занятие проходило с воспитателем. Поскольку мой ребёнок никогда не оставался один на один с посторонними людьми, то мне пришлось присутствовать на занятии. Сам факт того, что сын пошёл на контакт с незнакомым человеком — воспитателем было для нас уже большим достижением.

Для меня стало удивительным то, что мой сын был на занятии один и с ним занимались индивидуально. С одной стороны, индивидуальный подход — это всегда хорошо, а с другой стороны, отсутствует социализация и возможность адаптироваться в детском коллективе.

Воспитатель в течение часа занималась с моим ребёнком: играла в игрушки, собирала с ним развивающие доски и пазлы. Именно эта воспитатель сразу смогла расположить к себе такого не социализированного ребёнка, как мой сын.

Следующее занятие должна была проводить логопед. И вот с этого момента моё отношение к данным мероприятиям стало меняться в худшую сторону. На занятия с логопедом мы должны были принести папку с альбомом для рисования, фломастеры, пенал-тубус, клей-карандаш и сладости для поощрения ребёнка в виде мармелада. Поскольку сын не очень любит сладкое, а мармелад в особенности, для поощрения я положила в папку маленькую машинку.

Логопед с порога заявила, что присутствие родителей на занятии категорически запрещено. Нужно ли дальше описывать, какой стресс мы с сыном оба испытали? За закрытыми дверями я в течение получаса слышала непрекращающийся плач своего ребёнка.


myToys

По окончании занятия логопед вывела сына и начала подводить итоги. Она сообщила, что мой 3-летний сын не выдал ей никаких результатов. О каких результатах может идти речь в таких стрессовых условиях? Напоследок логопед посоветовала всё же принести мармелад. Мне пришлось вновь напомнить ей, что мой ребёнок сладостями не поощряется.

Следующее занятие было с психологом и, к моей радости, совместно с другим мальчиком. Наконец-то мой сын пообщается с другим ребёнком. Занятия с психологом проводились в очень неудобное для нас время — время дневного сна ребёнка. В 2 часа дня мой сын обычно сладко засыпает у себя в кроватке. Выбор другого времени был невозможен, нужно было как-то подстраиваться. Оптимальным вариантом для нас было перенести дневной сон на более позднее время. Этот опыт оказался неудачным.

Психолог занималась с другим мальчиком, а к моему сыну так и не смогла найти подход. На протяжении всего занятия она искоса смотрела на нас, всем своим видом показывая своё недовольство. Несмотря на моё присутствие, сын был очень сонным и капризничал. Мне пришлось само́й собирать с ним пазлы, которые сонным ребёнком совсем не воспринимались.

Через 40 минут таких мучений психолог с облегчением распрощалась с нами. Я сделала вывод, что пособирать пазлы я могу со своим сыном и дома в более комфортной обстановке и в подходящее для нас время. Так, мы отказались от занятий с психологом.

Комфортные занятия с воспитателем чередовались со стрессовыми занятиями у логопеда. Спустя 4 занятия с логопедом у педагога начали сдавать нервы. Ей хотелось быстрых результатов от занятий. Она сравнивала моего 3-летнего ребёнка с 5-летним мальчиком, который ходил заниматься перед нами.

Когда после очередного занятия логопед сорвалась на мне, заявив, что даже я не могу её понять, чего уж говорить о ребёнке, моему терпению пришёл конец. Я в резкой форме одёрнула хамоватого педагога. На этой неприятной ноте нам пришлось распрощаться и с логопедом.

Последнее занятие с воспитателем поставило жирную точку в эпопее под названием «Дневной стационар». На этот раз судьба послала нам другого воспитателя, которая была не против моего присутствия на занятии. От неё я узнала, что развивать детей должны родители, а не педагоги.


book24 RU

Для меня открытием стало то, что пока я ждала ребёнка в холле во время занятий с логопедом, голову моего сына без моего ведома прощупывали на предмет каких-то физических отклонений.

Со слов воспитателя, мне и только мне нужно усиленно развивать своего ребёнка, чтобы не упустить драгоценное время и не допустить задержки не только речевого развития, но и умственного.

Я узнала, что мой сын лодырь, так как неактивно собирает пазлы и, вообще, неохотно идёт на контакт с другими людьми. Я задала воспитателю вопрос: как мне социализировать ребёнка, если даже здесь его изолируют от общения с другими детьми, потому что педагогам так удобнее? С одним ребёнком им справляться проще, чем с двумя детьми и более. И получила лаконичный ответ, что моему сыну пока рано контактировать с другими детьми.

После общения с воспитателем у меня создалось впечатление, что мы говорим с ней на разных языках. Хочется спросить: почему сотрудники такого специализированного учреждения не учитывают особенности психического развития детей в разных возрастных периодах? Почему детский психолог совершенно не может найти подход к ребёнку? Откуда такое поверхностное отношение к делу, которым человек занимается всю свою жизнь?

Может проблема в том, что люди финансово не заинтересованы в результате своего труда хоть и получают за это зарплату? А может дело в проблеме больших городов, где всё и вся поставлено на поток? Сегодня ушла я со своим ребёнком, завтра на моё место придёт другая мама с ребёнком.

По моей инициативе посещение нами дневного стационара сократилось по времени с положенных трёх месяцев до одного месяца. В очередной раз соглашусь с Фердинандом Порше: «Если хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам». Опыт посещения дневного стационара показал мне, что только я несу ответственность за своего ребёнка, и только я знаю, что для него лучше.

Я не сторонник раннего развития ребёнка. Я считаю, что все дети разные, и каждый ребёнок индивидуален. Темп развития у всех детей разный. Необходимо просто дать им время и предоставить все необходимые возможности для их всестороннего развития. Ну, и, разумеется, родителям нужно не лениться, а самим всячески помогать своим детям развиваться в процессе их повседневной жизни, не полагаясь на стороннюю помощь.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ? ПОДЕЛИСЬ С ДРУЗЬЯМИ!


Один комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *